Покровская богадельня
СПб, Красносельский район, Сергиево (Володарский), пр. Ленина, д. 22, храм прмч. Андрея Критского
(812) 738-97-68, 738-98-14

БлагодаримВолонтерамПомочь

Подразделение сестричества
прмцц. Елисаветы и Варвары
при приходе храма
прмч. Андрея Критского

Новости

События

Жизнеописания насельниц

Петрова Александра Степановна

1-2бБабушка Александра - первая насельница богадельни. Ее привезли из больницы св. Ксении блаженной 22 февраля 1996 года.   Этот день считается днем рождения воссозданной богадельни.

Бабушка Александра была глубоко верующим человеком с детства. Она ежедневно по долгу читала псалтирь, так что книга уже не походила на книгу — это было много-много желтых листочков с ветхими краями, и она не листала свою книгу, а перекладывала листочки друг на друга. Александра была бабушкой необычной, ее поведение было нестандартным и это многих смущало. Иногда она была веселой и вдохновенной: читала духовные стихи или пела песни, и если ее спрашивали где их можно найти, то она сообщала, что она их сама сочинила, иногда она становилась ворчливой, иногда сердитой и ругала сестру, иногда в храме начинала громко разговаривать и ругать прихожан, которые встали перед нею и все загородили. Но в основном она была веселая и иногда прикидывалась поглупевшей, но стоило только появиться иерею Евгению, как глаза становились проницательными, умными и приветливыми. Часто говорила так, что как будто предсказывала.

Однажды, когда ей навстречу шел настоятель иерей Валерий, она приветствуя его сказала: "О,  протоиерей Валерий идет!" На что батюшка сказал ей, что он не протоиерей, а иерей. А она - снова: "Да, протоиерей Валерий идет." Он снова попробовал ее поправить, но она продолжала называть его протоиереем. А через некоторое время он действительно стал протоиереем.

Александра была очень самостоятельная, старалась все сделать сама и почти никогда не просила у сестер помощи, ей это нужно было всегда предлагать. И если сестра, в заботах о других, забывала это сделать, то она укоряла сестру,но зато потом, когда сестра ей делала необходимое, то Александра Петровна целых полчаса желала ей Царствия Небесного, Милости Божией, Царских Чертогов и спасения в жизни Вечной. 

Духовника богадельни иерея Евгения летом 1997 года перевели служить в Санкт-Петербургский Новодевичий монастырь и в канун нового 1998 года, а точнее 31 декабря 1997 года вся богадельня переехала вместе с ним, в том числе и бабушка Александра. В монастыре сама игумения София неоднократно приходила к ней на беседу.

Отошла ко Господу в монастыре и сподобилась быть похороненной на кладбище Новодевичьего монастыря, почти рядом, с почитаемой всеми могилой старицы Дарьюшки.

Половникова Зоя Федоровна

Половникова Зоя Федоровна поступила в богадельню летом в июне 1996 года. Она приехала с инвалидной коляской, в которой ездила по  комнате в своем доме, потом - в богадельне при приходе прмч. Андрея Критского, а затем - по богадельне Санкт-Петербургского Новодевичьего монастыря. Тяжелое заболевание позвоночника и ног началось за два года до приезда в нашу богадельню. Ухаживать за ней дома было некому, она со слезами вспоминает этот период своей жизни. Основательно намучившись Зоя написала письмо настоятелю Александро-Невской Лавры с просьбой устроить ее в какое-нибудь церковное заведение до конца жизни. Архимандрит Кирилл передал письмо в приход прмч. Андрея Критского настоятелю, а настоятель - духовнику богадельни.

В течении 4-5 месяцев не было ответа и тяжело болящая Зоя со своими бедами забыла об этом письме. И вот летом неожиданно приезжает о. Евгений и в тот же день увозит ее в богадельню. По рассказам сестер, которые ухаживали за ней, была самая тяжелая по уходу. Сестер на работу брали только тогда, когда у них "получалось" ухаживать за Зоей. Это была целая наука. В то время в богадельне не было специального подъемника по уходу за лежачими больными, и поэтому приходилось поднимать ее руками с постели и сажать ее в кресло, а с кресла - снова на кровать. В ногах у нее был такой спазм, что нужно было иметь и силу и сноровку, чтобы вставить между коленями маленькую подушечку для уменьшения у нее болей и т.д. Много было всевозможных неожиданностей, которые приходилось преодолевать сестре. По ночам спазмы не давали ей спать и она чтобы никому не мешать, ночью, в 4 или 5 часов уезжала (с помощью сестры) в трапезную и молилась там до пробуждения насельниц богадельни. Зоя молилась постоянно и постоянно благодарила Бога за посланную ей болезнь. Она радовалась всему что имела, что могла сидеть в кресле, что могла присутствовать на Богослужении, что жила в богадельне и пр.  Никогда никто не слышал, чтобы Зоя была чем-то не довольна. Она всех любила и ее все любили.

Затем, неожиданно о. Евгения переводят служить в Новодевичий монастырь и вся богадельня в канун нового 1998 года переезжает вместе с ним. Через пять лет в 2003 году, Великим Постом, Зою и еще троих болящих, посвящают в послушниц Новодевичьего монастыря. Игумения София сама одевала их черные одежды: подрясник, послушнический кожаный ремень с молитвой, черный платок и четки - все как полагается был совершен чин для посвящения в послушники. Вот уже много лет, как Зоя живет в монастырской богадельне. Уже нет больше таких спазмов в ногах, какие были раньше, болезнь видоизменилась. А Зоя все такая же довольная и радостная, всем шлет приветы, за всех молится. И даже то, что она уже много лет не была в храме и, вероятно, уже никогда не будет, - это она приняла как из Руки Божией с благодарностью.

         Монахиня Елизавета (Андреева)

            (в миру Евгения Афанасьевна Андреева)

       С 27.04.2001 года в богадельню поступила Андреева Евгения Афанасьевна, как бывшая алтарница, почти полностью слепая (видила один свет) и почти полностью глухая (слышала, когда кричат прямо в ухо). Она приехала всего на один месяц и не взяла с собой параман, чтобы сестры не догадались, что она монахиня. Внук, поместивший ее в богаднльню не выпол­нил своего обещания забрать ее через месяц и она проговорилась: «Как мне плохо без парамана». Таким образом выяснилось, что она в 1973 году приняла тайный монашеский мантийный постриг и после этого вскоре была введена в Алтарь кладбищенского храма в деревне Саблино, где и прослужила десять лет. Она во всем помогала настоятелю храма, их было двое. Делала все, что было нужно: заправляла семисвечник, готовила и подавала кадило, оформляла и затем подготавливала отпевание, крещение, и обязательно принимала участие в требах. В храме следила за чистотой, а на кладбище и за могилками. Когда появился алтарник, стало немного полегче, но работы хватало: нужно было и вокруг храма подмести, и цветы поса­дить, и многое другое. Всего при храме она про­служила тридцать лет. На этом кладбище она похоронила своего сына Игоря и просила ее положить рядом с ним, когда придет время. Заблаговременно просила оформить доку­менты на свое жилье (комнату в двух ком­натной квартире) для передачи в дар при­ходу храма прмч. Андрея Критского. Все что она просила было выполнено и ее комната с 21 июля 2005 года принад­лежит приходу.

К сожалению, монашеские постригальные одежды внук выбросил и поэтому Покровская богадельня сшила ей новые (в Новодевичьем монастыре г. Санкт Петербурга)

За тридцать лет служения в храме монахиня Елизавета похоронила: о. Богдана, о. Валентина, о. Петра,     о. Василия, фамилии она уже к тому времени не помнила.

В богадельне она отметила свое 90-летие и на девяносто втором году (04.04.2008) отошла ко Господу.  Похоронила ее Покровская богадельня, прощались с ней всем приходом. Как и просила она положили ее рядом с сыном (она заранее отгородила там место), в Саблино, рядом с храмом, в котором она верой и правдой прослужила 30 лет Богу и людям. Через два года сменили деревянный крест на каменный.

ВОСПОМИНАНИЯ

Сестры милосердия Галины Мусиной О насельнице Монахине Елизавете (Андреевой)

Монахиня Елизавета была всеобщая любимица. Помню, как она совсем слепая и почти ничего не могла услышать, угадывала, что подошла к ней сестра. А я подходила к ней всего-то лишь покормить или поправить платок, а матушка Елизавета ловила мои руки и целовала их. Как это было необычно и трогательно. Этот жест растопил мое каменное сердце.

ВОСПОМИНАНИЯ

Сестры милосердия Антонины Солодкой О насельнице Монахине Елизавете (Андреевой)

Привезли в богадельню бабушку слепенькую, но любящую молиться. Через месяц, когда она заговорила о парамане (часть монашеской одежды) — мы поняли, что она монахиня.

Удивительный человек была наша монахиня Елизавета. Смиренная, заботливая, любящая и внешне похожая на блаженную старицу Любушку.

Утром к ней подойдешь совершать туалет, а она и говорит: «Я ночью чуть не умерла, так плохо было с сердцем. На тумбочке ей ставили стаканчик с корвалолом и валидолом, приготовленными на ночь. Но иногда ей не хватало этой дозы, и сердцу было тяжело. Но она никогда не будила дежурную сестру, жалела.

Я ее начинаю ругать: «Мать Елизавета, ты почему меня не разбудила? Тебе же было плохо. А если ты умрешь? Нам-то каково будет?» А она: «Не могу, не могу, не могу. Вы так устаете, не могу.» Вот такая она у нас была.

Во время утренней молитвы всегда вставала при чтении 50-го псалма. От старости она на молитвах сидела, но на 50-ом псалме вставала, пока могла стоять. Любила молиться по ночам. И нам говорила: «Любите Господа. Молитесь по ночам».

Однажды утром она мне сказала, что ей открылась молитва к Божьей Матери.

Вся Ты, Владычица, Свет,

Вся Святыня,

Вся Ты Благость,

Вся Премудрость.

Всегда Ты одна и Та же, Всесовершенная.

Вся Ты можеши,

Яко Матерь Всесовершенного Царя Славы. Аминь.

Любили ее, кажется, все. Моли Бога о нас мать Елизавета.

С.м Антонина Солодкая

СТИХОТВОРЕНИЕ

В память о монахине Елизавете.

 

Есть на Руси такие странники,

Чей путь средь помыслов своих:

Монахи - Божии избранники,

И матушка одна из них.

 

В уставе — темные одежды

И просветление души.

Ее молитвы, как надежды,

Звенели с четками в тиши.

 

«Лампадкой» нашей богадельни

Она была почти семь лет;

Бывая с Богом нераздельно,

Всю благодать несла в ковчег.

 

Глаза — незрячие, но виден,

Души ее был Божий Свет,

И потому был удивительный

Цвет глаз ее — небесный цвет.

 

Хоть во плоти была беспомощна,

Но помощи просили мы

Всем своим сердцем слабым, стонущим

У этой набожной души.

 

Теперь Господь дает нам милость

Молитвой ей за все воздать,

Раз плечи матушки любимой

Уже не можем обнимать.

 

Она навеки будет с нами,

Хоть колыбель ей - облака,

Ведь голубыми небесами

Глядят на нас ее глаза.

 

Ей Царства Божия желая,

Смахнем слезу в прощальный час,

Елизаветушка родная

И там помолится за нас.                        С. М. Галина Сизова.