Покровская богадельня
СПб, Красносельский район, Сергиево (Володарский), пр. Ленина, д. 22, храм прмч. Андрея Критского
(812) 738-97-68, 738-98-14

БлагодаримВолонтерамПомочь

Подразделение сестричества
прмцц. Елисаветы и Варвары
при приходе храма
прмч. Андрея Критского

Новости

События

История прихода прмч. Андрея Критского и богадельни

 

ЦЕРКОВЬ СВ. АНДРЕЯ КРИТСКОГО В ПОСЕЛКЕ ВОЛОДАРСКИЙ. 

ИСТОРИЧЕСКАЯ ЗАПИСКА.

1. ВВЕДЕНИЕ.

   История церкви, сооруженной во имя святого преподобно-мученика Андрея Критского, тесно переплетена с историей Православного благотворительного общества ревнителей Веры и Милосердия. Церковь эта была устроена в слободе Александрове (Сергиево, ныне поселок Володарский) в доме, принадлежавшем этому обществу. Создавалась она в конце XIX - начале XX веков. Время это было необычное, предреволюционное. Сложные обстоятельства того времени отразились на обстоятельствах постройки здания с церковью и на его дальнейшей судьбе. История церкви оказалась непростой и связанной с именами видных церковных и общественных деятелей того времени.


   Здание проектировалось и строилось для размещения в нем одновременно благотворительных заведений и церкви. Архитектурные решения, принятые при этом, были оригинальны и, вместе с тем, характерны для своего времени. Здание находится под охраной КГИОПа.

   После революции в здании был устроен поселковый клуб. В связи с чем, здесь происходили перепланировки помещений, исчезали первоначальные элементы убранства, украшения, относящиеся к церкви. Во время войны была разрушена возвышавшаяся над домом красивая колокольня.

   С 1995 года в церкви возобновились богослужения. Происходит реставрация здания, предполагается восстановить колокольню.

   О рассматриваемой церкви имеются сведения и в напечатанных изданиях:

   В 1909 г. вышла книга, посвященная храмам и монастырям на св. Руси1. Вкратце в ней было сказано и о церкви в слободе Александрове.

   К столетнему юбилею освящения церкви, в 2003 году, вышла книга Н. М. Коняева2, посвященная возрожденной церкви в поселке Володарский. В ней рассказывается, в основном, о приходской жизни храма.

   Само здание церкви до сих пор не было предметом исторического исследования. Настоящая записка - первая такого рода работа. Написана она на основании изучения архивных и других документов, впервые привлеченных для составления истории церкви св. прмч Андрея Критского в поселке Володарский. Работа выполнена в связи с разработкой проекта восстановления колокольни. 

2. ПЕРИОД  до 1894 года.

   Православное благотворительное Общество ревнителей Веры и Милосердия было основано в память случившегося 17 октября 1888 года железнодорожного крушения у станции Борки, что под Харьковом. Тогда чудесным образом была спасена царствующая фамилия3. Вся Россия переживала это событие, совершались благодарения Богу и святым. 17 октября был день преподобного великомученика Андрея Критского, так что благодарения направлялись и к этому святому.

   У тех, кто создавал такое Православное благотворительное общество, была объединяющая их программа предстоящих действий - пока еще официально не оформленная. Прежде всего, ставились в ней цели миссионерского характера - оказывать содействие желающим принять Православную веру. Другая цель была благотворительная - доставлять помощь бедным людям.

   Первые собрания, юридически еще не оформившегося, общества, в 1891 году происходили главным образом на Васильевском острове, в квартире артели барона Штиглица. Здесь были настоятели соборов, церквей, священники, лица, занимающие видное служебное положение и лица, относящиеся к купеческому сословию. Среди этих членов зарождавшегося Общества выделялся своей активностью, организаторскими способностям и обширными связями с влиятельными людьми почетный гражданин Г. В. Егоров. Григорий Варфоломеевич был признанным "инициатором и учредителем Общества ревнителей Веры и Милосердия".4

   К основателям Общества принадлежали также почетный гражданин Никон Андреевич Андреев со своей супругой, Ольгой Федоровной Андреевой (имела в собственности дом №6 по Невскому проспекту). Андреевы находились в дружеских отношениях с Егоровым - обстоятельство, имевшее значение для дальнейшего хода событий.

   По купчим крепостям от 1 декабря 1990 и 11 октября 1891 годов О. Ф. Андреева приобрела землю от крестьянина Григория Наумовича Бубнова - в количестве 11 десятин 1535 сажен. Образованное таким образом недвижимое имение находилось у станции Сергиево Балтийской железной дороги. Заключалось оно между полотном железной дороги и Волхонским шоссе, связывающим Петергоф с Царским селом. Андреевы предполагали устроить на приобретенной земле дачный поселок. Обширная территория их владения должна была быть разбита на мелкие дачные участки, для их последующей застройки и сдачи в наем. Один из таких участков владелица земли и ее супруг решили пожертвовать вновь учреждающемуся "обществу помощи ищущим православия" (неофициальное первоначальное именование Общества). Предполагалось, что здесь будет построен дом с церковью и приютом. В приюте должны были находить свое временное убежище те, кто отказывался от прежнего вероисповедания и принимал православное. Однако для постройки такого дома нужны были деньги, достаточно значительный капитал. Вскоре он был получен.

   Жена Губернского Инженера В. И. Шишкина, имевшая свой собственный дом №12 по Невскому проспекту, как-то поведала священнику В. Д. Попову, учителю Саратовского духовного училища, о своем желании пожертвовать, предназначенные ею на доброе дело свои средства, в одно из благотворительных обществ. Владимир Дмитриевич посещал собрания симпатичного ему Общества и в марте 1891 года сблизился там с Н. А. Андреевым и Г. В. Егоровым. Священник узнал от них о проблеме, возникшей в связи с намерением построить здание необходимое для Общества, и поведал собеседникам о намерении Шишкиной.

   Таким образом, через посредство В. Д. Попова, Григорий Варфоломеевич Егоров затем познакомился с В. И. Шишкиной и сумел заинтересовать ее Обществом и предполагаемой благотворительной постройкой. Вера Ивановна передала Егорову свое крупное пожертвование. При этом была подписана бумага (в двух экземплярах), составленная Егоровым, очевидно, по согласовании с Шишкиной. В ней "говорилось, что жена губернского инженера В. И. Шишкина, жертвуя вновь учреждающемуся Обществу помощи ищущим православия капитал в 28000 рублей серебром в процентных бумагах (а по биржевой стоимости и с процентами - 30700 р. с.а), поручет почетному гражданину Григорию Варфоломеевичу г. Егорову построить дом для 12 престарелых женщин, на земле, которую предполагает пожертвовать Никон Андреевич г. Андреев".5

    Полученные деньги Егоров, не медля, отнес в Государственный банк и положил их там на свое имя. Причина таковой "приватизации капитала" заключалась в том, что банк не мог открыть счет для юридически еще не существующего Общества. Таким образом, Егоров стал единоличным владельцем-распорядителем полученного капитала. Этот факт был неоднозначно воспринят членами Общества и стал впоследствии поводом для подозрений в недобросовестности, а также для разногласий и раздоров.

   Но это было потом, а вначале Григорий Варфоломеевич не дал капиталу залеживаться в банковских сейфах, а сразу пустил его в дело. Он стал покупать строительный материал, строить дорогу к месту постройки от железнодорожной станции, и приступил к сооружению здания на земле, официально еще не отчужденной в пользу общества. Проект для нового здания при этом также не был еще готов и не был утвержден в соответствующих инстанциях.

   Составить таковой проект Егоров попросил Архитектора Действительного Статского Советника М. М. Долгополова. Воспитанник Императорской Академии Художеств, Митрофан Михайлович был известен своими постройками церквей и благотворительных учреждений. Он и его жена, Эмилия Романовна Долгополова, были также членами-учредителями Православного благотворительного общества ревнителей Веры и Милосердия.

   Н. А. Андреев не преминул тоже прибегнуть к услугам этого архитектора. Предположенный им дачный поселок у станции Сергиево, он решил назвать слободой Александрове, в честь благополучно царствовавшего тогда императора Александра III. Никон Андреевич предложил Долгополову разработать проект такой слободы. Митрофан Михайлович исполнил заказанный ему план слободы, согласно пожеланиям Н. А. Андреева. Озаглавлен он был так:

   "Генеральный план земли жены почетного гражданина Ольги Федоровны Андреевой ... с показанием предположенных построек слободы "Александрове" со строящимся благотворительным заведением с домовой церковью в память события 17 октября 1888 года и часовней во имя Пресвятой Богородицы всех скорбящих радостей, в память события 29 Апреля 1891 года в Японии 6". (См. Приложение, л. 17).

   На плане были указаны дачные участки со строениями на них и садами, а также вновь устраиваемые улицы и площади слободы Александрово:

   От полотна железной дороги до Волхонского шоссе по центральной продольной оси поселка назначался Оболенский проспект - в память о князе В. С. Оболенском, некогда облагодетельствовавшего Егорова.7

   По центральной поперечной оси поселка устраивалась Андреевская улица, пересекавшая Оболенский проспект. Таким образом образовывался центр слободы. Здесь по одну сторону проспекта архитектор ставил "Приют с церковью во имя св. преп. Андрея Критского", а по другую сторону назначал Владимирскую площадь с часовней на ней, посвященной крещению Руси. Часовня была призвана напоминать о миссионерском значении общества.

   В начале Оболенского проспекта, у железнодорожной станции была обозначена другая площадь - "Николаевская", с часовней во имя Пресвятой Богородицы всех скорбящих радостей. Она призвана была напоминать о другом чудесном спасении.8

   Мы уже говорили о памятном значении церкви св. преп. Андрея Критского, связанном с чудесным спасении царской семьи в 1888 году. Н. А. Андреев ставил Андреевскую церковь на Андреевской улице - в центре устраиваемой им слободы. Очевидно, таким образом памятливый и благодарный Никон Андреевич хотел воздать должное и памяти своего отца - Андрея Андреева.

   6 февраля 1892 года Н. А. Андреев передает Санкт-Петербургскому губернатору на утверждение проект слободы, разработанный М.М. Долгополовым, (см. приложение л.9). При этом он обещал:

"По купчим крепостям жена моя приобрела землю в количестве 11 десятин 1335 сажен, состоящую С.-Петербургской губернии и Петергофского уезда Шунгуровской волости, которую предполагается распределить на несколько участков, разделить оные улицами с обозначением названия последних - согласно прилагаемого при сем плана 9 - на одном из вышеупомянутых участков уже воздвигается здание, предназначенное для приюта и богадельни на благотворительные средства.

   В виду вышеизложенных обстоятельств, я обращаюсь к Вашему Сиятельству с всепокорнейшую просьбою об утверждении прилагаемого плана с указанными в нем наименованиями улиц".10

   Представленный Андреевым план был рассмотрен Строительным отделением Петербургского губернского правления и 18 февраля того же года "одобрен к исполнению".

  Из приведенного выше видно, что в то время, когда Андреев испрашивал у губернского начальства разрешение на задуманные им постройки, главное из них уже возводилось. Этой самовольной застройкой занимался инициативный и активный по складу своего характера, Г. В. Егоров. Одновременно Григорий Варфоломеевич был занят и многочисленными хлопотами, связанными с утверждением устава Общества и официальной регистрацией его. Это нужно было также для утверждения проекта уже строящегося здания.

   Проект этот в Губернское правление Григорий Варфоломеевич представил 1 августа 1891 года (опередив здесь, как мы видим, своего друга Н. А. Андреева). В своем отношении к Начальству Егоров писал:

  "Его Сиятельству Господину С.-Петербургскому Губернатору Одного из учредителей вновь учреждающегося Православного Благотворительного общества ревнителей Веры и Милосердия Почетного гражданина Григория Варфоломеевича Егорова Прошение. 

   Представляя при сем планы земли и построек, имеющими быть возведенными на земле жены Почетного Гражданина Ольги Федоровны Андреевой, находящейся в Петергофском уезде, Благотворительных учреждений при станции Сергиево Балтийской жел. дороги, имею честь почтительнейше ходатайствовать перед Вашим Сиятельством об утверждении планов и выдаче мне свидетельства на беспрепятственное право произвести постройки, означенные в планах; при чем долгом считаю доложить, что наблюдение за правильною постройкою будет иметь Архитектор Статский Советник Митрофан Михайлович Долгополов, проживающий в С.-Петербурге по Малой Морской в собственном доме №5. Приложение: список учредителей общества.

   Почетный гражданин   Григорий Варфоломеевич  Егоров".11

   Список учредителей Общества был достаточно внушительным. Возглавляли его: Протоиерей Иоанн Сергиев (Кронштадтский), Ректор Московской Духовной Академии Архимандрит Антоний Храповицкий, Настоятель Сергиевой Пустыни Архимандрит Игнатий, Ректор С.Петербургской семинарии Архимандрит Питирим, Кафедральный Протоиерей Исаакиевского собора Петр Смирнов ...

   Что же касается самого представленного проекта, то содержание его явно не удовлетворило эксперта Строительного отделения Губернского правления. 3 августа Губернский архитектор А. Р. Гешвенд представил свои замечания к проекту:

  1. "К проекту не приложен всегда необходимый и требуемый правилами план местности.
  2. Проект не полон, - ибо нет разрезов. Без таковых невозможно судить о правильности проекта, тем более что нет пояснительной записки с расчетами прочности и
    устойчивости стен, опоров, куполов и сводов.
  3. Преимущественное и наибольшее место по плану занимает церковь, а между тем нет разрешения церковного начальства на постройку церкви в избранномместе...
  4. Требуется предварительное разрешение Духовной Консистории... "12

    Г. В. Егоров спешил и, вследствие этого, представленная им проектная документация была не полна и не до конца проработана. А для того, чтобы получить разрешение Духовной Консистории на постройку церкви, нужно было, прежде всего, обратиться к ней с таковой просьбой и представить при этом устав Общества, план предполагаемого храма и рисунок иконостаса. А ничего этого у Григория Варфоломеевича еще не было.

   Уже 5 августа Егоров вновь передал проект, снабженный дополнениями, на утверждение. В тот же день Губернский инженер вернул его с новыми замечаниями. Замечания эти интересны и тем, что они позволяют нам представить первоначальный замысел архитектора Долгополова, касающийся возведения Андреевской церкви в слободе Александрове: ведь первоначальный чертеж с изображением фасада проектируемого здания не сохранился. Замечания и конечное заключение были таковы:

   "5 сего Августа в Губернское правление доставлен план местности и два разреза на прозрачной бумаге.

   Относительно плана местности со стороны устава строительного не представляется препятствий по разрешению постройки, - если получится разрешение Духовной консистории.

   Разрезы не соответствуют фасаду. - По фасаду предполагается церковь с куполом на высоком барабане, - 4 маленьких купола и, кроме того, 4 купольные главки на церкви и 4 такие же по концам строения; - На разрезе же вовсе никаких куполов не полагается.

   Такое несоответствие чертежей между собой дает право предположить, что они составлены не архитектором и, тем более что на чертежах нет подписи составителя чертежей.

   Судя по разрезу, единственная лестница будет иметь ширину только 1 1\2 арш. При крутизне допускаемой только для обычной лестницы в обыкновенных жилых домах. - Что для церкви, могущей вместить более 600 чел., кроме помещений примыкающих к церкви, не может быть допущено.

   В настоящем виде проектные чертежи не могут быть одобрены, хотя с художественной стороны фасад вполне удовлетворителен.

   5 Августа 1891 года         Губ. Архитектор    А. Гешвенд" 13

   Эти замечания (см. Приложения лл. 2, 3) касались М. М. Долгополова. Он все еще не мог отказаться от своего первоначального замысла. Церковь, назначенную быть при доме, он хотел сделать большой и красивой, приходской по своему значению. (Наверное, на этом настаивал и влиятельный в Обществе Н. А. Андреев). Однако для этого нужно было получить разрешение Консистории, которого по прежнему не было.14 Поэтому архитектору на этот раз пришлось серьезно заняться переделкой проекта, для того чтобы получить его необходимое утверждение. Необходимо было узаконить уже давно ведущуюся постройку.

   Фундаменты здания были уже возведены, поднялись и стены. Так что новые корректировки в проекте могли касаться только церкви. Она должна была быть преобразована в скромную домовую церковь при благотворительном приюте. При таких исправлениях были убраны купола и "высокий барабан", возвышавшиеся над кровлей.

   Составленные на этой, завершающей стадии чертежи сохранились.15 Они представляют:

 - "Генеральный план места, принадлежащего Православному
Обществу "ревнителей Веры и Милосердия", находящегося близь
станции "Сергиево", с показанием под лит. "А" каменной
двухэтажной постройки для приюта в память события 17 октября
1888 года".

- Главный, лицевой фасад здания, над которым мы уже не
видим высокого барабана и куполов.

- Планы 1-го и 2-го этажей.

-    Продольный и поперечный разрезы.

   Копии с этих чертежей даются здесь в Приложении лл. 4,5,6,7.

   По этому переработанному проекту Губернский инженер выдал уже окончательное Заключение:

  "Во вновь представленных 27 сего Августа чертежах купол с барабаном над церковью не значится.

   В пояснениях на плане значится домовая церковь.

   С технической и архитектурной стороны планы могут быть утверждены - с тем, чтобы вопрос об устройстве  домовой церкви был разрешен отдельно по получении разрешения Духовной консистории".16

   Таким образом, проект был утвержден и Общество, в лице Г. В. Егорова, могло продолжить постройку своего двухэтажного здания. Об этом Губернское правление дало знать Петергофскому Уездному исправнику, предупредив его о том, что "на устройство в сем здании домашней церкви должно быть, получено разрешение духовного начальства".17

   3 августа 1892 года был утвержден Устав Православного благотворительного общества ревнителей Веры и Милосердия. Таковым стало наименование Общества.

   Согласно уставу, общество состояло в ведении .Епархиального Начальства и отчитывалось в своей деятельности перед Митрополитом С.-Петербургским и Ладожским. Деятельность Общества распространялась как на лиц православных, так и на иноверцев, обращающихся к православной церкви. Выражаться она должна была, прежде всего, в помощи бедным и в поддержке новообращенных. Общее собрание членов Общества избирало Правление (12 членов). Правление избирало своего Председателя и его заместителя (товарища).

   22 октября того же года состоялось первое Общее собрание членов этого общества. На нем член-учредитель Общества Г. В. Егоров прочел утвержденный Святейшим Правительствующим Синодом Устав Общества и доложил собранию о главнейших пожертвованиях, поступивших еще до утверждения Устава - одной тысячи кв. саж. земли от О. Ф. Андреевой и капитала в тридцать с лишком тысяч рублей от В. И. Шишкиной. "Эти пожертвования", -сообщал Егоров, - "дали возможность до открытия Общества приступить к постройке здания, для приютов престарелых лиц обоего пола и для четырех школ, с домовою церковью. В настоящее время две трети здания готовы вчерне".18

   Григорий Варфоломеевич сообщал собранию о "главнейшем пожертвовании", совершенном О. Ф. Андреевой. А, между тем, официально оно было совершено лишь 1 марта 1893 года. В этот день поступило нотариально заверенное Заявление от Ольги Федоровны:

   "Вполне сочувствуя цели Общества и жертвуя из принадлежащего мне имения под проэктированным названием слобода "Александрове", Шунгоровской волости, Петергофского уезда, С.-Петербургской губернии, близь ст. Сергиево Балтийской железной дороги, участок обозначенный №29 на Генеральном плане, утвержденным Строительным Отделением С.-Петербургского Губернского Правления 18 февраля 1892 г., в количестве 1000 кв. саж. под постройку церкви во имя св. и преподобного мученика Андрея Критского, в память чудесного избавления драгоценной жизни Государя Императора и Его Августейшаго семейства от угрожавшей опасности 17 октября 1880 г. и дома призрения бедных с прочими учреждениями, отвечающим целям Общества, с тем, во 1-х, чтобы на жертвуемом участке земли не было устраиваемо склепов и могил для погребения, во 2-х, чтобы здание не было превращено в общественную больницу и в 3-х, чтобы на означенном участке не было открываемо никаких торговых и питейных заведений, фабрик и заводов, а земля всегда должна оставаться в ведении Общества без права продажи и передачи в частные руки. Если по каким либо обстоятельствам Общество прекратит свои действия, - оно вправе передать означенный участок в какое бы то ни было благотворительное общество на вышеизложенных условиях

   Жена личного Почетного Гражданина Ольга Федоровна Андреева".19

   В строительный сезон 1893 года предполагалось постройку здания закончить вчерне. Но для полного завершения работ, для отделки дома денег явно не хватало. От пожертвованного В. И. Шишкиной капитала уже мало что осталось. Распоряжался этим капиталом Егоров, и теперь его стали обвинять в неумении, недобросовестности, и своекорыстии.

   В январе этого года член-учредитель Общества В. И. Шишкина заявила, что она, в меру своих возможностей, поможет окончить постройку вчерне - "готова прийти на помощь нашему святому делу". Вместе с тем, она писала:

   "... до сведения моего дошло, что будто бы я платила и плачу деньги в виде жалования г. Егорову за производимую им постройку здания для Общества, что я подозреваю в каких-то гнусных поступках, питаю недоверие к Григорию Варфоломеевичу Егорову, что постройку здания поручала другим лицам, кроме г. Егорова; для восстановления истины и для сведения Правления Общества, имею честь сообщить Правлению, что я Г. В. Егорову жалованья за его труды, по постройке здания, не платила и не плачу; подозрений никогда не имела и не имею, в выданной мною г. Егорову суммы 30 т. руб. отчет и оказавшийся расход в 31857 руб. 43 к. я разсмотрела и еще 26 марта 1892 утвердила и что к Г. Егорову я с доверием относилась и отношусь; постройку производить я поручала лишь одному Г. Егорову, но никому другому, к чему у меня имеются и имелись свои соображения и вообще я, кроме искренней моей благодарности к Григорию Варфоломеевичу не имела и не имею за его усердные, энергичные и умелые труды. В заключение скажу, было бы весьма желательно, чтобы Григорий Варфоломеевич сам лично как начал так и окончил постройку в окончательном ее виде; желания мои основаны на практике и согласно сметы".20

    В связи с предполагаемой передачей недостроенного здания Обществу, в марте 1893 года была создана Комиссия, которая осмотрела постройку и составила Акт, характеризующий сделанное это время. В этом документе было указано следующее:

"а) Здание строится на земле пожертвованной Обществу Ольгой Федоровной Андреевой, - по проэкту Архитектора М. М. Долгополова, в настоящее время обнесено забором, хотя и не вполне.

б) Само здание имеет, по фасаду, 22 сажени 2 аршина длины и шириною, не считая выступов, 7 сажень.

в) Здание каменное, предположенное по проэкту в два этажа с подвалом.

г) В настоящее время 2/3 всего здания выведены на два этажа, при чем одна треть покрыта железною крышею, последняя же треть здания выведена только до второго этажа и находится без покрышки.

д) Цоколь выведен в пять рядов из тесаной плиты хорошаго качества.

е) в отстроенных помещениях уложены половые и потолочные балки; устроены черные полы, за исключением двух зал; имеется материал для недостающих черных полов.

ж) Установлены оконные прислонные рамы, к коим заготовлены летние и зимние переплеты.

з) Как цоколь, так и кладка стен, а равно все имеющиеся на лицо работы, произведены удовлетворительно из материалов хорошего качества.

и) Для лестниц заготовлены рельсы и ступенные плиты разных величин, в количестве определенном планом.

к) Кроме вышеупомянутого каменного здания, во дворе имеются: дворницкая и временное помещение для рабочих, построенные из шпал и покрытыя дранкой ...

л) Вне границы двора здания имеется досчатая временная кухня для рабочих, крытая досками, площадью в 6 кв. саж.

м) Во дворе коммиссией усмотрены некоторые строительные материалы, покрытые снегом ...

Председатель Коммиссии Священник Василий Боротинский

Члены Коммиссии Стат. Совет. А. Я. Бибиков, Архитектор М. М.. Долгополое.

Приглашенный в Коммиссию Архитектор И. И. Дитрих." 21

Последним была составлена приблизительная смета на окончание вчерне осмотренного здания на сумму 6917 р. 64 к.

   К этому времени в распоряжении Правления Общества было только 1200 руб. с небольшим.

   На общем собрании членов Общества, 30 мая было решено "принять в собственность Общества недостроенный каменный дом". Правлением была образована Хозяйственная Коммиссия, на которую была возложена обязанность достроить здание вчерне и изыскать для этого средства. Достроить вчерне дом в текущем строительном сезоне предлагалось во чтобы то ни стало -"из боязни, что ценный дар (каменный дом) в том виде как он был принят, от непогоды и других стихийных влияний, мог бы пострадать настолько, что со временем потребовал бы больших расходов для своей достройки, если бы таковая была отложена".

   Хозяйственная Коммиссия была назначена в составе: Председатель священник Барятинский, члены - А. Я. Бибиков, граф Н. Ф. Гейден, и М. М. долгополое. Наблюдение за сохранностью имущества было возложено на Г. В. Егорова - "смотрителя здания за постройками и материалами".

   Задача достройки облегчалась тем, что значительная часть необходимого для этого строительного материала, была уже раннее заготовлена Егоровым. Григорий Варфоломеевич в это время использовал свои связи для привлечения новых пожертвований. Недостающий кирпич (200000 шт.) был приобретен очень дешево -по льготной цене. Железная дорога за перевозку его предоставила 50% скидку с перевозной платы. Графиня Н. А. Стенбок-Фермор пожертвовала 200 пудов 12-ти фунтового железа - для покрытия здания. Пришлось докупить только 100 шт. бревен для обрешетки кровли.22

   Достройка здания под карниз и покрытие его кровельной сталью обошлась в 6507 р. 63 к. Таким образом, затраты на эту достройку оказались даже менее предположенных (7 тыс. руб.). Хозяйственная Коммиссия посчитала на этом свои действия законченными.

   Итог работам, проделанным в сезоне 1903 года, подвел архитектор Долгополое в своем заявлении, посланном в Правление Общества ревнителей Веры и Милосердия:

   "Члена Правления и производителя работ по постройке здания близь станции Сергиево Архитектора М. М. Долгополова

ЗАЯВЛЕНИЕ.

   На основания постановления Правления от 8 Декабря 1893 года за №30, относительно осмотра работ, произведенных строительною комиссией, по надстройке второго этажа левой части здания близь станции Сергиево, имею честь заявить, что Строительною Комиссиею в Сентябре месяце 1893 года, под личным моим наблюдением за работами, возведены кирпичные стены второго этажа левой части здания, сделан главный карниз и уложены потолочные балки. - Затем в Октябре месяце, во время отсутствия моего заграницей, согласно имеющегося образца стропил и крыши над правой частью здания и на основании предварительного моего распоряжения и указания рабочим, произведены под наблюдением коммиссии следующие работы:

1)    Выведены кирпичные стены под крышу и верх оной для дымовых и вентиляционных каналов.

2)  Сверх главного карниза уложен мауэрлат и установлены стропила с укреплением оных железными скобами, сделана обрешетка и покрыта крыша железом, с устройством слуховых окон, желобов, расжелобков и водосточных труб.
- Таковая же крыше устроена и над средней частью здания, предназначеннаго для устройства церкви; кроме сего крыша на всех зданиях окрашена масляною краскою.

   Все вышеупомянутая работы произведены Строительною Коммиссею, согласно плана и моих указаний, правильно, прочно, в надлежащем виде и из доброкачественных материалов ...". 23

    Вокруг здания был возведен забор, с двумя въездными воротами и входными калитками.

   Однако то, что было сделано в 1893 году, прежде всего, относилось к защите дома от непогоды. Внутри же здания еще много было недоделанного. Оставалось еще сделать своды и арки в средней части здания, установить лестницы, вставить закладные рамы и отделать дом внутри. Было подсчитано, что на полное завершение стоительных работ по дому в следующем строительном сезоне 1894 года потребуется около 17000 рублей. Таких денег на счету Общества не быпо. По случаю таких обстоятельств. Правление решило отложило постройку до более благоприятного состояния кассы. Проемы в здании были заколочены досками: здание было законсервировано.

   Основываясь на таких обстоятельствах, "Правление уничтожило должность Смотрителя здания и поручило наблюдение за домом сторожу А. Матвееву, известному Правлению своею честностию, за плату 15 рублей ежемесячно, которую он получал и ранее".24 Таким образом Г. В. Егоров, занимавший должность "Смотрителя здания", был отстранен от дальнейших забот, связанных с постройкой "Общественного дома".

   Очевидно, это административное мероприятие было следствием несогласия и раздоров среди членов правления, начавшихся в 1894 году. С этого времени началась непримиримая вражда между Г. В. Егоровым и Н. А. Андреевым.

   В октябре этого года Григорий Варфоломеевич обратился к Митрополиту С.-Петербургскому и Ладожскому Палладию с Заявлением. В нем он жаловался Высокопреосвященному Владыке:

    "... святое дело Общества ревнителей Веры и Милосердия с отъездом Высокочтимого Преосвященного Питирима,25 день со днем стало окончательно погибать. ... Два года тому назад дело Общества мною твердо было поставлено для осуществления целей намеченных в уставе, но к прискорбию пришли неведомые люди, стали повсюду клеветать, произносить одну неправду и через это дело Общества гаснет и недалеко то будущее время, чтобы оно прекратило свое существование, благодаря недоброжелательных людей к православному святому делу, а с прекращением действий Общества, приобретенное мной состояние, оцененное до 52000 р. не достигнет ему предназначенной по уставу цели и им воспользуются люди, недостойные, которые постарались внести в Правление ложь, клевету и поселить между некоторыми членами Общества вражду, для достижения личных своих выгод ...

   О последующей резолюции Вашей я приемлю смелость ожидать ответа посредством канцелярии Вашего Высокопреосвященства ...

   СПБ Почетный Гражданин Григорий Варфоломеевич Егоров.

  Жительство имею Невский пр. №166, кв. 17." 26

  Г. В. Егоров просил Митрополита разрешить представиться ему лично (Высокопреосвященнейший Палладий недавно был определен на столичную кафедру) и выслушать его на аудиенции, представить ему некоторые бумаги. Но Владыка не захотел потакать  . непослушанию. Заявление Егорова он направил в Правление Общества "на разсмотрение". Там оно было расценено как "донос", В результате чего, по резолюции Владыки, Григорий Варфоломеевич был уволен из состава Правления Общества - "в видах мира и порядка в среде Общества ревнителей Веры и Милосердия".

3. ПЕРИОД  с 1895 до 1900 года.

   Однако отстранение бывшего основателя Общества, Г. В. Егорова от дел не привело к миру, порядку и благоденствию, В деятельности Общества наступило затишье, сменившееся затем полным упадком, неопределенностью в его деятельности. Полное неведение о материальных средствах Общества, отсутствие отчетов Правления - все это не могло не подорвать престиж и значение сообщества ревнителей Веры и Милосердия. Значительных пожертвований не было, а расходы оставались значительными.

   При таких обстоятельствах, "Общественный дом близь станции Сергиево" по прежнему стоял с заколоченными окнами, строительная деятельность здесь не могла возобновиться. Живший здесь со своей семьей сторож Алексей Матвеев следил за сохранностью имущества и никого к дому не допускал. Признавал он за свое начальство только Г. В. Егорова. А последний был здесь уже в качестве доверенного лица В. И. Шишкиной. Юридически передача дома во владение Общества не была оформлена, так что с точки зрения законодательных установлений, Вера Ивановна оставалась хозяйкой, построенного на ее деньги, здания.

   В ноябре 1895 года Общее собрание Общества избрала Комиссию, которой было поручено расследование дела по постройке дома близь ст. Сергиево. Приглашены были к этому расследованию также Андреев, Егоров и Архитектор, классный художник фон Голли.

   Осмотрев недостроенное здание и окружающую его местность, фон Голли представил в Комиссию приблизительную смету стоимости произведенных работ. Определил он ее в 36293 руб., без учета затрат, произведенных на прокладке дорог и осушке места (что еще даст около 5 тыс. руб.).

   Этот архитектор определил также, что завершения постройки здания потребуется еще 21600 руб. - без учета затрат, необходимых для внутреннего устройства и отделки комнат, что требовало еще около 10 тыс. руб. Таким образом, предстояло затрат еще более 30 тыс. руб.

   Вместе с тем фон Галли нашел: 1) дом выстроен на болотистой почве, осушка которой потребует значительных расходов, 2) постройка в общем прочная, 3) предположенное в подвальном этаже жилье, вследствии высокого уровня грунтовых вод, впредь до окончательной осушки места следует считать невозможным.

   Отмечено было также и то, что Егоров в бытность его смотрителем здания затратил много труда и времени по достройке здания, доставлению пожертвований (получил от графини Стенбок-Фермор железо для крыши здания).

  В результате своего расследования Комиссия, образованная Общим собранием Общества, нашла:

"1) Что пожертвованный В.И. Шишкиной капитал в 28000 руб. в действительности весь израсходован на постройку здания близь ст. Сергиево;

2) Что г. Егоров, принявши этот капитал, затратил его действительно на постройку дома, при чем нарушил волю жертвовательницы, тем, что возвел его в болотистом и сыром месте и по плану, который совершенно не отвечал размеру капитала и желанию жертвовательницы;

3) Что г. Егоров неосмотрительно приступил к постройке на земле, которая не была формальным порядком отчуждена от владений гг. Андреевых;

4) Что г. Егоров, будучи первоначально в приятельских отношениях с г. Андреевым, сделал для него угодное и
проектировал в здании постройку домовой церкви в память отца г. Андреева и, кроме того, принял участок неудобный и отдаленный от полотна дороги, причем в интересах собственника всего участка земли, затратил из денег пожертвованных В. И. Шишкиной значительную сумму на прорытие канав, осушки всего участка и
проложение дорог;

5)   Что деятельность г. Егорова по постройке дома до образования Общества ревнителей Веры и  Милосердия вполне одобрена самой жертвовательницею В. И. Шишкиной;

6) Что инициатором и учредителем Общества ревнителей Веры и Милосердия, несомненно, был г. Егоров;

7) Что фактически Общество ревнителей Веры и Милосердия приняло недостроенный дом в дар, но юридически принятие это до сих пор не оформлено;

8) Что принятие дома, ввиду климатических условий, отдаленности места нахождения постройки от центра деятельности Общества и предстоящих громадных затрат на достройку этого здания, представляется каким то недоразумением;

9) Что недоразумение это получило еще большее значение и окраску тревожного свойства с момента выдачи гг. Андреевыми дарственной записи, по которой Общество ревнителей Веры и Милосердия является не полным собственником участка, а следовательно и построенного на нем дома, без права отчуждения и
распоряжения таковым.

10)Что об этом обстоятельстве Председатель Коммиссии Д. Н. Бородин докладывал Правлению Общества на заседании его 30 ноября 1895 г. ...

 11)   Что присутствовавший на этом заседании Правления Член Н. А. Андреев изъявил полную готовность исправить дарственную и составить ее согласно указаниям председателя Коммиссии ...

12)   Что затем г. Андреев по просьбе Председателя Коммиссии исполнить свое обещание отказался это сделать;

13)   Что доклад г. Председателя Коммиссии и заявление г. Андреева о согласии его исправить дарственную, почему-то не вошли в текст журнала Правления Общества 'от 30.ноября 1895 г.;

14) Что обстоятельство это имеет существенное значениедля будущей деятельности Общества, когда настанет момент ликвидации пожертвованного дома, построенного на участке гг. Андреевых (подчеркнуто нами - А. А.);

15)   Что гг. Андреевы, жертвуя в 1891 г. участок земли, ввели в заблуждение, первоначально г. Егорова, а затем и Общество, не выдав в то время установленной дарственной на землю;

16)   Что гг. Андреевы скрыли от г. Егорова и общества, что земля их была не свободна и обременена запрещением и

17)   Что в виду запрещения, лежавшего на земле гг. Андреевых, оно, гг. Андреевы, по нравственным соображениям и юридически не могли жертвовать этой земли первоначально г. Егорову, а затем и обществу.

   Доведя обо всем вышеизложенном до сведения Общего Собрания, Коммиссия со своей стороны полагает, что если г. Андреев и ныне откажется исполнить свое обещание изменить дарственную запись, то имея в виду, во 1-х, полную невыгодность получения в дар здания построенного на участке г. Андреева и на условиях выданной дарственной и предстоящие затраты на окончание этой постройки в болотистом и неудобном месте и, во-2-х, что пожертвованное здание формальным порядком не принято еще от уполномоченного жертвовательницы г. Андреева -следует отказаться от этого дара и возбудить в судебном порядке иск об убытках против лиц причастных и вовлекших Общество в непроизводительные затраты". 27

   Этот документ, составленный Комиссией, был направлен главным образом против Г. В. Егорова. Но его обвиняют уже не в своекорыстном захвате пожертвованного капитала, а в том, что он не сумел им распорядиться должным образом: Григорий Варфоломеевич и землю принял не ту и не там где должно, и постройку затеял не соответствующую размерам имеющейся наличности.

   Очевидно, что если бы Егоров ограничился, заказанной дарительницей, Богадельней для 12 старушек, то вполне бы уложился в полученные для этого 30 тыс. рублей и не имел бы больших дальнейших забот и головной боли. Но, наверное, такая была увлекающаяся натура у Григория Варфоломеевича, основателя Общества, и была у него такая большая вера на помощь Божию, что он решился на дело, затраты на которое выходили за рамки имевшегося капитала. В результате чего получилось то, что получилось, - то есть, церковь и дом в поселке.

   Из вышеприведенного Заключения Комиссии также видно, что тогдашнее руководство общества полностью разочаровалось недвижимыми приобретениями своих предшественников в слободе близь станции Сергиево. Теперь оно стремилось избавиться от забот, связанных с этой собственностью и искала возможность обратно обратить ее в деньги. Но этому препятствовали особые условия дарственных записей. Землю нельзя было ни заложить, ни продать. А недостроенное здание юридически не было еще передано в собственность Общества и его тоже нельзя было продать. Это понимали также В. И. Шишкина и, действующий от ее имени, Г. В. Егоров, - и потому отказывались подписать соответствующие, нотариально заверенные бумаги.

   Достраивать здание Председатель Правления Д. Н. Бородин не собирался, но решил через суд получить документы, подтверждающие право собственности на него за Обществом. Поводом для этого послужил конфликт между сторожем Матвеевым и членом Правления Аметистовым.

   Сторож Алексей Матвеев отказался впустить А. К. Аметистова в "Общественный дом" без разрешения на то заведующего домом Егорова. Вследствии чего в июле 1899 года "Правлением Общества была выдана на имя Председателя Правления доверенность для выселения сторожа Матвеева из помещения, занимаемого им в доме Общества, а равно и возбуждения в установленном порядке преследования против члена Правления Общества ревнителей Веры и Милосердия Григория Варфоломеевича Егорова за неправильные его действия и о взыскании с него убытков, причиненных Обществу" 2г

   На состоявшемся судебном заседании произошло неожиданное. Поверенный сторожа представил судье заявление Почетного Члена общества В. И. Шишкиной, засвидетельствованное нотариусом, в котором было сказано, что она, г-жа Шишкина намерена ныне пожертвовать дом, построенный г. Егоровым близь ст. Сергиево, в другое благотворительное Общество. На основании этого заявления поверенный Матвеева доказывал, что право собственности на этот дом принадлежит г-же Шишкиной и что Общество Веры и Милосердия не имеет права выселить сторожа, который находится на службе у г-жи Шишкиной.

   Представитель Общества со своей стороны пытался доказать, "что все то, что построено на земле Общества, должно принадлежать Обществу". Однако судья потребовал от возбудившей дело стороны более убедительных доказательств своих прав собственности на спорный дом. Процесс этот выиграл сторож Матвеев.

   После такого исхода дела, казалось бы, Правлению нужно было искать мирные пути для разрешения конфликта. Но был избран путь, ведущий к дальнейшему развитию конфронтации.

    Было решено  созвать экстренное Общее собрание членов Общества "на предмет возбуждения в установленном порядке, иска, о сносе г. Шишкиной дома, построенного на земле Общества и о взыскания с нея 12 тысяч рублей, потраченных Обществом на достройку названного дома и убытков, причиненных Обществу". 29

   Собрание это состоялось воктябре 1899 года. Нанем большинством голосов было постановлено - предъявить ископраве собственности на имущество, находящееся на земле .Общества близ станции Сергиево. Против такого решения были только.двое - священник И. К. Лабутин и граф Н. Ф. Гейден, записавших в протокол свое особое мнение.

   Начало 1900 годадляОбществанепредвещалоничего хорошего. Предшествующий год им былзавершен с большим перерасходом, выразившимсяв 3771 р. 57 к., приобщем остатке сумм всего лишьв 836 р. 2 Угк. Этому сопутствовали упадок энергии и апатия среди деятелей Общества. Все это предвещало близкое банкротство. ПредседательПравленияД. Н. Бородин подал заявление о сложении с себя этой обязанности.

   В июле этого года Председателем Правления стал священник И. К. Лабутин. Иоанн Карпович организовал публичные богословские чтения, приноровленные к аудитории образованных слушателей. Здесь петербургскую интеллигенцию духовно просвещали в духе православной церкви профессора Духовной Академиии и Семинарии. Чтения эти происходили в помещении Императорского Российского общества спасения на водах (Садовая ул. 50), имели успех и во многом способствовали возрождению престижа и значения Общества ревнителей Веры и Милосердия.

    Товарищем Председателя был избран генерал-майор Н. П. Нечаев, положивший, вместе с Лабутаным начало новым переговорам с В. И. Шишкиной. Иоанн Карпович пришел к Вере Ивановне на квартиру. Она ответила ему визитом, с продолжительным деловым разговором. Соглашениене было достигнуто, но главная жертвовательница выразила готовность продолжить переговоры  с уполномоченным от Общества. Таковым уполномоченным, внушавшим доверие Шишкиной, оказался генерал-майор Н. П. Нечаев. Вера Ивановная Николай Павлович быстро пришли к соглашению, но благотворительницу стесняло ее обещание передать построенный дом другому благотворительному обществу. Для разрешения сомнений смущающейся совести Шишкиной, Нечаев предложил отправиться с ним к Митрополиту Антонию.

    Дальнейшее произошло 17 ноября.Высокопреосвященный Владыка весьма внимательно отнесся к посетителям и высказал своемнение, что дом должен бытьпоправу передан Обществу ревнителей Веры и Милосердия: такая передача будет лишь выполнением прежде обещанного, почему колебаться нет основания. Митрополит присовокупил при этом, что цели Общества широки и задачи его многообразны, и указал на обращение иноверцев и на богословские чтения в духе Устава Общества. Владыка благословил давнишнюю жертвовательницу на передачу дома во владение Обществу и обещал будущим летом посетить место постройки. Каждого из посетителей он благословил экземпляром Евангелия.

    В тот же день В. И. Шишкина предложила Товарищу Правления Общества генерал-майору Н. П. Нечаеву принять от,нее дом, построенный близь ст. Сергиево. 22 ноября она адресовала в Правление Общества следующее заявление:

    "19 ноября 1900 г. мною была произведена передача во владение Общества Веры и Милосердия, мною построеннаго на земле Общества, близь станции Сергиево, председателю Общества священнику И. К. Лабутину и товарищу председателя генерал-майору Н. П. Нечаеву.

    Передавая означенный дом Обществу, я считаю необходимым выразить свои условия относительно назначения помещений в доме и порядка устройства их:

1) устройство приюта для существующего количества детей;

2) устройство богадельни моего имени в одной половине этажа на 12 престарелых женщин; избрание призреваемых старушек прошу предоставить моему усмотрению;

3) устройство церкви. Сверх того желаю иметь в свое распоряжение отдельную комнату в 2 окна. Как устройство церкви, так и расширение приюта должно быть осуществляемо лишь после устройства первых двух учреждений (приюта и богадельни)   Вдова инженера, коллежского советника Вера Ивановна Шишкина". 30

    Г. В. Егоров тоже дал свое личное согласие на передачу дома Обществу. Генерал-майору Нечаеву он доверял и дал ему при неожиданной встрече на Сергиевской улице расписку:

   " "Товарищу председателя Правления Общества Веры и Милосердия.

Выдана сия расписка в том, что к передаче Обществу дома, построенного на земле Общества близь станции Сергиево, я препятствий не имею, причем сим заявляю, что мною сделано о том распоряжение сторожу Матвееву.

28 ноября 1900 г.                                      Г. Егоров".

   А в начале декабря Вера Ивановна передала Н. П. Нечаеву дарственную запись, заверенную нотариусом, в которой сообщалось: "... я, Шишкина подарила Обществу ревнителей Веры и Милосердия выстроенные на мои средства каменный дом со строениями при нем, на принадлежащей названному обществу земле ..." Условия передачи дома оставались те же, что были изложены в, представленном выше, заявлении. Только пункт "устройства церкви" переместился на первое место. 31

   Многозначащий 1900 год благополучно завершался. Кризис был преодолен. 19 декабря было созвано Общее собрание членов Общества (см. Приложение л. 18)

     По предложению председателя Правления, Общее Собрание постановило: "выразить Высокопреосвященному митрополиту Антонию благодарность за милостивое внимание оказанное Обществу при мирном улажении спорного вопроса о доме, а почетному члену Общества г-же В. И. Шишкиной - признательность за проявление ею сочувствие и помощь Обществу в самую критическую минуту, избрать генерал-майора Н. П. Нечаева в • почетные члены за его энергичное участие в переговорах о закреплении дома за Обществом, благодарить всех содействовавших благополучному разрешению вопроса о доме' и дать Правлению полномочия на избрание строительной коммиссии для достройки дома, на ходатайство перед Его •Высокопреосвященством о выдаче Правлению шнуровой книги для сбора пожертвований на церковь, приют-школу и богадельню в доме Общества и на приглашение пожизненного члена Общества " действительного тайного советника М. М. Долгополова принять на себя архитектурный надзор за достройкою дома".32

4. ПЕРИОД С 1901 ДО 1906 года.

    Благополучно разрешив проблему, касающуюся собственности отстроенного вчерне дома, Правление решило немедля приступить к дальнейшему продолжению строительных работ. Изданные Обществом чтения профессоров Духовной академии и популярные книжки под общим названием "Крупиц от духовной трапезы Православного благотворительного Общества ревнителей Веры и Милосердия" расходились в тысячах экземпляров и сделали Общество известным далеко за пределами столицы. Соответственно возросли и пожертвования. Выданная из духовной консистории шнуровая книга для сбора пожертвований на сооружение храма при доме Общества к концу года дала в приход более двух тысяч рублей. 33 Было разрешено Обществу выставить снаружи домов и внутри торгово-промышленных заведений сборные кружки. Что тоже давало прибавления в кассу. Но прежде всего вывело Правление из затруднительного положения одна "добрая жертвовательница, предоставившая в распоряжение Правления одну тысячу рублей для продолжения строительных работ".

    Уже в январе„.1901 года начала свои действия Строительная комиссия по достройке дома на ст. Сергиево под председательством генерал-майора Н. П. Нечаева. В нее вошли также: А. К. Аметистов, Н. А. Андреев, А. Н. Дорофин, М. М. Долгополое (архитектор), И. Я. Пономарев, Я. А. Лаптев. В отчете Комиссии указано, что уже было сделано до начала ее работы:

    "Постройки, уже возведенные, были следующие: каменный 2-х этажный дом, выстроенный вчерне, деревянная сторожка, деревянный сарай, деревянный забор вокруг двора длиною 132 сажени.

   В доме возведены были капитальные стены наружные, средние и часть поперечных. Постройка делится на две части, а в середине большое пространство, предназначенное для входных сеней и церкви. На этом последнем только часть стен была возведена, а в остальном оно представлялось большим пролетом, доходящем до крыши, без балок. Отверстия для двух больших окон не были доведены до окончания, представляли из себя пустоты, открытые сверху. В этой части дома предстояла большая работа. Черные полы были на обоих этажах; потолка не было; дымовые трубы были возведены не вполне. Рам закладных не было вставлено 34. Лестниц не было..." 34

   Прежде всего Комиссия решила окончательно отделать в здании помещения, предназначенные для призреваемых обществом сирот.

   В 1898 году на средства, пожертвованные вдовой действительного тайного советника Е. Г. Степановой был открыт приют для беспризорных круглых сирот - мальчиков в возрасте до !3 лет. Вначале приют помещался у станции Удельная в деревянном доме, совершенно не пригодном для проживания. Затем стали для детей стали снимать квартиру в доме на Слоновой улице - тесную, неудобную и дорогую. Теперь появилась возможность поместить приют в собственном доме, в дачном месте, где детей можно было не только содержать в теплых и светлых помещениях, но также учить и воспитывать. Приют на 15 мальчиков решили поместить на западной половине первого этажа. Другую, восточную половину назначили для 12 престарелых женщин.

    Работы начались 5 марта. Оказалось, что подвальное помещение очень низкое, поэтому пришлось поднимать пол и балки перекрытия над подвалом на 8 вершков Одновременно было приступлено к кладке левой боковой лестницы во всю ее высоту -до чердака. Последняя работа была безвозмездно выполнена В. П. Сомрековым. Подъем балок и полов безвозмездно произвел А. Н. Дорофин, на которого было возложено руководство этими работами.

    Перечень работам по смете на капитальные работы по устройству приюта и богадельни на первом этаже здания была составлена архитектором М. М. Долгополовым. Ведение работ совершалось без участия подрядчика, разными лицами, как присылаемыми жертвователями, так и по приглашению комиссяи. Были сделаны заявления в Комиссию о готовности безвозмездных работ и материалов следующими лицами:

К. Ф. Лобановой - на штукатурные и печные работы.

Е. Г. Глухаревым - на железные материалы и приборы.

В. И. Шишкиной - 100 т. шт. кирпича.

А. С. Крундышевым - вставка стекол в окна.

Я. А. Лаптевым - малярные работы.

Н. А. Андреевым - 5 кубов песку.

     Все старание комиссии было направлено на отделку приюта, чтобы возможно было летом перевезти мальчиков из городского помещения.

   Помещение приюта состояло из залы, спальни (на 15 человек), комнаты для смотрительницы, кухни и отхожего места. Приют был переведен 10 июня в собственное вновь отделанное помещение. Тогда же состоялось и его торжественное освящение при стечении многих членов Общества, жертвователей и жителей,поселка.

    На этом завершилась первая половина строительных работ в 1901 году. Наступил летний строительный сезон, и рабочие были забраны их хозяевами на другие постройки, уже не связанные с благотворительными обязательствами.

   Вновь работы начались с осени, в сентябре. Под руководством архитектора М. М. Долгополова их выполнял А. Н. Дорофин.

"Произведены были при этом следующие работы:

1)  Выстроено каменное здание для бани-прачечной.

2)  Выстроен ледник.

3)  Наиболее важны и капитальны были работы, произведенные в середине здания, по устройству церкви и
парадной лестницы. Они начались в сентябре и были закончены в октябре. Работы эти капитальные
производились по указаниям архитектора М. М. Долгополова и исполнялись подрядчиком В. П.,
Сомрековым, который поставил рабочих. Произведены были следующие работы:

А)  Вполне отделено, -  изолировано церковное помещение от помещений соседних во втором этаже, через каменную закладку пролетов и отверстий (числом 5).

Б)  Заложены железные балки для церковного пола (числом 12).

В) Сложены кирпичные стены под средний марш лестницы.

Г) Заложены железные балки для лестницы.

Д) Сложена из плит парадная лестница в три марша". 35

    Отчет Комиссии сообщает, что этим и были закончены строительные работы, продолжавшиеся до глубокой осени. Всего на отделку приюта было израсходовано 3332 р. 72 к., на постройку бани-прачечной - 1166 р. 34 к. и на сооружение церкви - 1489 р. 95 к. К концу года в кассе Общесва оставалось 765 р. 30 к.

   Проблема финансирования строительства в следующем году решилась неожиданно. Новогодним подарком Обществу явилось крупное пожертвование Ф. И. Колотановой. 31 декабря она вручила Председателю Правления священнику Лабутину пакет, в котором оказалось 5000 р. - "на окончание церкви".

   В 1902 году Строительная комиссия пригласила для производства намеченных работ подрядчика Васильева. Н. П. Нечаев взял на себя ближайшее наблюдение за ходом работ при ответственном руководстве ими архитектора М. М. Долгополова.

   Отчет комиссии сообщает нам о том, что было сделано в этом году: " С мая по октябрь были исполнены следующие работы по церкви и дому Общества:

1)    В вестибюле здания сделаны бетонный пол и потолок, оштукатурены стены и колонны.

2)    В подвальном помещении, в нежилой половине дома, предназначенной для богадельни, подняты балки на 1/2 аршина, как это было сделано ранее, в первой половине дома. Там же, под лестницей, поставлен для отопления вестибюля калорифер.

3)  В помещении церкви, на втором этаже здания, оштукатурены стены и потолок, выведенный в виде 8-ми
гранного деревянного шатра; а также поставлены две гофрированные печи.

4) Оштукатурены в первом этаже, рядом с вестибюлем, две комнаты.

5)  В помещении, предназначенном под богадельню, вставлены стекла в оконные переплеты и сделана смазка по полу, и подшиты потолки.

6)  Возведена на юго-западной стороне здания деревянная колокольня высотоюв 4 сажени. (Подчеркнутонами - А. А.)

7)  В прачешной исправлена печь.

8)  Дворницкая исправлена вновь оконопачена, полы и окна исправлены.

    Правление заблаговременно заказало Д. В. Дудакову приготовить к исходу лета дубовый иконостас; а И. П. Коркина, писавшаго для Общества икону Спасителя в память избавления Государя Императора от болезни 1900 года, обусловило к тому же сроку написать 15 икон в иконостас на красочных и золоченных фонах". 36

   Что касается работы Коркина, то речь здесь идет об исполненной им монументальной иконе, в массивном иконостасе из серого сердобольского гранита, на пьедестале красного финляндского гранита. Икона была установлена перед фасадом Варшавского вокзала, обращенным к Обводному каналу. В 1902 году над св. иконой был сооружен в виде часовни навес-шатер из металла и стекла.37

    Из приведенного выше отчета Комиссии видно (см. п.6), что в 1902 году была над зданием Общества возведена колокольня. Указан и материал, из которого она была сделана - дерево, (см. Приложение, л. 33)

   Устройство здесь колокольни ранее не было предусмотрено проектом, составленным архитектором Долгополовым. На первоначальном проектном листе им были обозначены над зданием купола большой и малые, но колокольни не было. На листах утвержденного проекта какие-либо возвышения над крышей уже отсутствуют (см. Приложения, лл. 4, 7). Для указанной здесь на втором этаже домовой церкви, купола над молитвенным помещением были необязательны.

   Автор проекта и член Строительной комиссии, М. М. Долгополое, наблюдал за постройкой во' все время ее проведения и давал, в случае необходимости, соответствующие проектные решения. Составил он проект и для колокольни. Очевидно, пожелал ее здесь иметь весьма уважаемый всеми Председатель Правления Общества в это время и первый настоятель строящейся церкви о. Иоанн Карпович Лабутин. С появлением колокольни менялось и значение церкви. Она становилась приходской церковью, призывающую к православному богослужению все окрестное население, включая и инославных обывателей в окресных селениях и интеллигентных дачников поселка. Что соответствовало задачам и уставу общества.

   Но почему архитектор поставил высокую и красивую колокольню не со стороны главного фасада, украсив тем самым здание с его лицевой стороны? - Так как это было сделано, к примеру, в близком Кронштадте. Здесь мы имеем в виду трехэтажный дом трудолюбия при Андреевском соборе, настоятелем которого был широко почитаемый о. Иоанн Ильич Сергиев, и двухэтажное здание Кронштадтской думы (см. Приложения лл. 52, 53). В том и другом случае колокольни, похожие на нашу, устроены прямо над церковью и возвышаются над главным фасадом здания. Делали так и над другими зданиями общественного значения (см. Приложения ' лл. 47, 48). Почему, в случае с возводимым домом Общества, М. М. Долгополое избрал для колокольни дворовую сторону, (см. Приложения лл. 57, 58). возводя ее не над храмом, а над лестницей?

    Очевидно, это случилось потому, что в связи с обращением домовой церкви в приходскую появлялась для архитектора возможность вернуться к своему первоначальному замыслу, предполагающему устройство купола над церковью. Как мы видели выше, в то время, когда проект рассматривала утверждающая инстанция, от купола пришлось отказаться. Это было потому, что, не было разрешения духовной консистории на постройку здесь церкви. Но теперь здесь церковь была и при ней нужно было поставить заказанную колокольню. Долгополое решил этой колокольней не занимать то место, которое он ранее назначал для большого купола, в надежде здесь все же поставить таковой задуманный купол, а колокольню сделать отдельно стоящей, использовав для ее основания стены выступающей лестничной клетки. Таким образом, церковь Общества ревнителей Веры и Милосердия приняла бы вид обычной приходской церкви, будучи увенчанной куполом и украшенной высокой колокольней.

    Непосредственно руководил строительными работами, связанными с устройством церкви, А. Н. Дорофин. Александр Николаевич был владельцем известной в городе столярной мастерской - "Столярно-домовое ремесло", был членом Правления Общества. Он направлял но постройку церкви своих рабочих и свои материалы - брусья, доски и т. п. Ему сподручнее и с меньшей затратой времени было сделать колокольню из лесоматериала, что он и сделал. Очевидно, для архитектора имело значение и то, что деревянная колокольня была легкой и потому не следовало опасаться нежелательной просадки фундамента от дополнительной, ранее не предусмотренной, нагрузки.

   1903 год был знаменательным для членов Общества и для тех, кто жил в поселке близь ст. Сергиево. В этом году был здесь, наконец, построен храм преподобно-мученника Андрея Критского. В отчете Правления так сообщалось об этом: "В марте было приступлено к окончанию работ по внутренней отделке церкви и колокольне. Распоряжение работами было поручено правлением А. Н. Дорофину. Исполнены были следующие работы:

  1. Настланы полы в церкви: в алтаре и по середине церкви - паркет, пожертвованный А. Н. Дорофиным; по боковым сторонам церкви - сосновый.
  2. Поставлены два больших с полуциркульными верхами окна: запрестольное - с живописным изображением Спасителя с хоругвью, и на лестнице - с живописным изображением Божией Матери, несущей спасение (Васнецова); то и другое - пожертвование А. Н. Дорофина.
  3. Вставлены стекла в оконных рамах усердием А. С. Крундышева

       4.    Произведены плотничные работы за счет Н. А. Андреева.  

5.  Окончена штукатурка в вестибюле и на лестнице.

6. Поставлена железная решетка-перила на лестнице: пожертвование Е. Г. Глухарева.

7. Произведена окраска стен и потолка церкви, частью бесплатно, С. А. Пантелеевым.

По произведенном осмотре и обмере исполненных работ сделаны исправления в представленной подрядчиком Васильевым ведомости от 28 ноября 1902 года ... общая сумма составит 3457 руб = вся стоимость работ, не считая работ по колокольне. Колокольня можетбыть оценена (плотничные работы) в 443 р. (Подчёркнуто нами - А. А.). Вся же стоимость работ, произведенных Васильевым, выражается в сумме 3900 р. Добавочно за 16 оконных переплетов 200 руб.  Итого стоимость работ = 4100 рублей.

    На колокольный звон было пожертвовано К. Ф. Лобановой, ныне уже покойною, 1000 рублей". 38

    Перед освящением храма, священник И. К. Лабутин писал:

    "... Благодарение Господу! Здание, помещение под Церковь готово, и благословение освятить ее испрошено. Чертог для невесты уготован, и Жених волит сочетаться с нею. Но Невеста-Церковь не имеет брачного убора, чтобы выйти навстречу жениху, нага, бедна: нет на ней риз блещащихся для достойного служения Жениху-Христу; нет светильников горящмх для выражения своей духовной радости; нет звона, которым она созвала бы для молитвенного общения с собою верные души христианския; нет престола для уготовления безсмертной трапезы; нет сосудов для преподания божественного брашна Тела и Крови Христовых. Кто же оденет Невесту Христову? Кто порадует Жениха-Христа оказанием милости Его Невесте-Церкви? "С миру по нитке - голому рубашка". По малой лепте, но только пусть все дадут на украшение Царской Невесты. Крупные жертвователи - редкое явление; и в богачах, на которых надеешься, обманываешься. А поможем доброму и святому  делу мы, обыкновенные смертные, по малу, но все, не дожидаясь когда обогатиться домашняя казна наша, ибо скупому все будет мало и при богатстве. Утварь, сосуды, иконы, облачения, престол и жертвенник, аналои, лампады, колокольный звон - все это заказано и будет доставлено к торжеству, но ждет своей оплаты на доброхотные жертвы Христолюбцев. Правление Общества сделало все от него зависящее к устройству велия церковнаго торжества. Теперь очередь за вами, ревнители веры и милосердия".

    Как мы видели выше, на колокольный звон было крупное пожертвование К. Ф. Лобановой, было много и посильных пожертвований.

   26 мая, в день Святаго Духа состоялось водружение крестов и поднятие колоколов - при большом стечении народа.

   Перед началом богослужения о. Иоанном Лабутиным было произнесено с устроенного во дворе перед храмом возвышения назидательное слово о кресте. Пел хор, составленный из детей приюта и местных обывателей. По окроплении освященной на месте водою, кресты были отнесены на раменах и установлены на свои места: один, в 2  1\2 аршина вышиною, - над св. алтарем; другой в 4 1/2  аршина вышиною, - над грандиозной колокольней. Затем состоялся подъем колоколов, числом девять. Самый большой весил 42 пуда. Весь звон колоколов завода В. М. Орлова весил 70 пудов.39

   Были установленные кресты - деревянные, обитые оцинкованным железом.

   Время до освящения храма шло в усиленной работе по спешному приведению к концу внутренней отделки церкви. Ставили иконостас, чистили паркет, расставляли по стенам иконы, принимали церковную утварь и принадлежности освящения храма, мыли лестницу и парадный вход. Певчие приюта и любители разучивали служение всенощной.

    1 июня, в неделю всех Святых состоялось торжественное освящение храма. В отчете Правления так затем сообщалось об этом дне:

   "В субботу, 31-го мая, священником И. К. Лабутиным единолично было совершено всенощное бдение, после которого им же было предложена собравшимся богомольцам первая беседа. Предметом речи послужило предстоящее на утро освящение храма и благоговейное в нем предстояние молящихся.

   Утром, в исходе девятого часа, в Сергиево прибыл из С.­Петербурга по железной дороге преосвященный ректор духовной академии епископ Сергий, встреченный колокольным звоном. В храме по прибытии владыки совершено водосвятие. В 9 1/2  час. Утра преосвященным Сергием, епископом Ямбургским, совершено было освящение храма. Владыке сослужили о. Председатель Правления архимандрит Сергий, духовник семинарии - протоиерей П. И. Силин и товарищ председателя - священник И. К. Лабутин, при участии диаконов: А. А. Копейкина (духовной семинарии) и И. К. Кьяндскаго (Воскрес. Церковь у Варшавского вокзала). На правом клиросе пел хор певчих церкви правительствующего Сената под управлением И. С. Соловьева, на левом - дети приюта и любители. Во время крестного хода престол и жертвенник, облаченные по уставу в двойные одежды, были облицованы плитами белого мрамора. На новоосвященном престоле, на коем со дня освящения почивают святые мощи св. муч. Иакова Персянина, теми же духовными лицами совершена первая божественная литургия и принесена евхаристическая безкровная жертва. На молебствие с припевами Святому храму - преподобномученику Андрею Критскому, присоеденился к священнослужителям протоиерей Успенской, что на Сенной в СПБ., церкви протоиерей Н. А. Травинский. В конце молебного пения епископ Сергий обратился к членам Общества и богомольцам, наполнявшим храм, с приветствием по поводу освящения храма, пожелав главным деятелям общества найти ревностных и неизменных сотрудников из среды членов для развития и упрочения святого дела внутренней миссии. Из церкви владыка проследовал в приют в нижнем этаже дома, где был приветствован пением призреваемых сирот. Вечером богослужение      ( из соединения повседневной вечерний с утреней) совершил священник И. К. Лабутин, предложивший беседу: "храм есть училище, врачебница, питалище и место общения духовнаго". 4в

   Но особенно торжественное богослужение было совершено 12 июня, когда пришли соседи - настоятель Сергиевой пустыни архимандрит Михаил, соборно с иеромонахами и иеродиаконами. Великолепный хор потрясал стены здания. Для жителей слободы "Александрове" соседи устроили настоящий праздник. По окончании богослужения Н. А. Андреев оказал всем участникам его радушный прием. На собственной его даче. Никону Андреевичу довелось воочию увидеть воплощение своих мечтаний!

    Накануне того дня, 11 июня депутация-от Правления (тов. Председ. Священник И. К. Лабутин и г.-м. Н. П. Нечаев, Н. А. Андреев, староста церкви И. Я. Пономарев) явилась к митрополиту Антонию с выражением радости по поводу завершения сооружения храма и с просьбою посетить их храм. Его Высокопреосвященство милостиво принял членов Правления, разделил их радость и указал на присоединений к православию и на благотворение присоединенным как на главную задачу Общества.   ,

   Новоосвященную церковь владыка Митрополит Антоний посетил 15 Июня, в воскресение, в сопровождении преосвященного епископа Нарвского Антонина, наместника Александро-Невской лавры - архимандрита Корнилия и настоятеля пустыни -архимандрита Михаила. При входе в церковь высокопреосвященного владыку встретил в облачении и со св. крестом в руках священник И. К. Лабутин, приветствовавший его речью.

   Приложившись к св. кресту, владыка проследовал царскими вратами в алтарь. По возглашении эктении владыка сам совершил отпуск и благословлял народ. Из храма митрополит последовал в приют Общества, где спрашивал детей какие они знают молитвы и пропел с ними молитву Господню.

   Затем высокопоставленные гости отбыли на станцию при неописуемом восторге собравшихся дачников, при торжественном трезвоне колоколов.41

   В последующем 1904 году строительная деятельность в "Общественном доме" не возобновилась. В приют для сирот и в постройку церкви был вложен весь имевшийся в наличии капитал. Ушли строители, но жизнь в здании началась и весьма интенсивная. Настоятелем новой церкви был определен священник П. Н. Никольский. Теперь колокола ежедневно призывали к богослужению окрестное население. А в Приюте была образована церковно-приходская школа. В ней стали учиться не только приютские дети, но и поселковые - мальчики и девочки. Руководила школой Е. А. Никольская - жена о. Настоятеля церкви.

   Такая задержка в завершении постройки здания могло быть только временным. Об этом говорилось и в отчете Общества за этот год:

   "... дом еще не весь использован нами. За недостатком средств на его достройку ... Необходимо иметь квартиру для священника-законоучителя, расширить приют и устроить богадельню, которая стояла и стоит в числе первых и прямых задач Общества. На приведение дома в законченный вид, требуется не менее 8 тыс. рублей".42

   Начавшаяся в 1904 году война продолжилась и в 1905 году. Год этот был тяжелым для страны и для столичного города. Тяжелая и несчастная война, внутренние смуты и неурядицы, неуравновешенность духа и мысли. Повсюду обнаруживались шаткость в вере и упадок нравственности и добрых обычаев ...

   Вместе с тем поселок продолжал расширятся и в этим он был обязан и своей церкви: охотнее селились там, где была церковь. Количество молящихся увеличилось и храм так стал наполняться, что молящиеся принуждены были стоять вне его на лестнице и даже внизу в вестибюле. В виду этого неудобства, Правление решило увеличить помещение для молящихся: С этой целью оно нашло полезным и возможным присоединить к храму соседние с ним две комнаты-залы (примыкающие к боковым сторонам храма). Применительно к этой цели и отделав их.

   С храмом залы эти были соединены широкими дверями. Когда эти двери были открыты, то для тех. кто стоял в этих боковых залах во время богослужения, все чтение и пение было слышно и был виден иконостас. В то же время, во вне богослужебное время, залы эти служили другим целям. Одна, направо от входа, - для заседания Правления. Другая, налево от входа, - для крещения обращающихся к церкви взрослых лиц (своего рода крещальной). С лета 1905 года богомольцы стали заполнять и эти боковые помещения.

   Годичное собрание членов Общества, состоявшееся 6 марта 1905 года, обратило внимание на то, что в уже воздвигнутом несколько лет назад доме Общества отстроенным и жилым в нем является едва ли шестая часть. Эта неустроенность невольно обращает на себя внимание населения и служит предметом недоумения. Члены Правления купцы Е. Г. Глухарев, И. Я. Пономарев и подрядчик В. П. Сомреков взялись произвести окончательную отделку дома за свои пока средства, с тем чтобы, по мере поступления денег в кассу, Общество расплатилось. Немедленно это решение стало осществляться.

   20 марта состоялся торжественный молебен перед началом строительного сезона, призванного завершить постройку здания. Строительная комиссия затем отчитывалась о сделанном в 1905 году:

 "Работы были начаты с нижнего, подвального этажа. Подвал этот не был приспособлен для жилого помещения, но не мог оставаться и этом, нежилом положении: он был большую часть года полон воды, от   чего сырость распространялась по всему дому и разрушительно на него действовала. Предстояло, таким образом, или завалить его совершенно глиною, или, несколько углубив, обратить его в жилые помещения. Рассчитав, сколько для завалки подвала потребуется глины и стоимость этой работы, оказавшейся весьма значительной, Строительная коммиссия решила обратить подвал в жилой этаж, устроив в нем кухни и предполагаемые для детей мастерские. Подрядчик В. П. Сомреков обещал забетонировать его так, чтобы избавиться от воды в нем. Если не в первый год, то в последующий. Эти бетонные работы взяли много времени и, в виду величины этажа, стоили дорого. Зато теперь весь этаж забетонирован в стенах и полу, устроены в нем кухни для приюта с одной стороны и для богадельни с другой. Отведены помещения для прислуги дома и дворника, для столовой - общей, и две просторные комнаты для мастерских.

   Во втором этаже - надподвальном - устроены с одной стороны помещения для богадельни: одна общая с расчетом на 10 старушек, 3 комнаты для платных отдельных насельниц'и одна, комната для г. Шишкиной, отведенной ей в силу соглашения с нею Правления Общества в 1900 г. Во второй половине этого этажа - зал для детских игр, классные помещения и квартира для надзирательницы-учительницы.

   В третьем этаже устроено по ту и другую сторону от входа в храм по залу для богомольцев храма. Затем в правой стороне квартира для священника и ризница. А в левой - спальня детская и еще две комнаты.

   Около дома был вырыт колодец, снабженный машиной для подъема воды наверх и ее распределения по отдельным жилым помещениям.

   К октябрю все работы по дому были закончены, и на 16 октября - канун дня основания Общества - было назначено освящение здания. Но, в виду железнодорожной забастовки, освящение могло состояться только 30 октября при сравнительно небольшом количестве приехавших из Петербурга членов Общества". 43

    22 декабря Строительная комиссия произвела осмотр выполненных работ в присутствии приглашенного гражданского инженера профессора П. И. Дмитриева. Все работы были приняты. По ним были предъявлены оправдательные документы на сумму 10679 руб.

   Не совсем удовлетворительными оказались бетонные работы в подвальном этаже. Местами грунтовые воды проникали в помещения, и их нельзя было заселить. Подрядчик Сомреков заверил, что в следующем году он (как и обещал) исправит полы.

   Строительные работы 1906 года были направлены к завершению работ прошлого года. Была продолжена осушка, бетонирование подвала, с устройством гидроизоляции стен и полов Была вырыта кругом дома дренажная траншея - "для отвода верхней и торфяной воды". Подрядчик Сомреков сдержал свое слово: грунтовые воды перестали поступать в подвальные помещения.

    Затем внимание Общества было направлено на освоение подвального этажа. Воспитанников приюта было решено обучать ремеслам - необходимым для самостоятельной жизни. В нижнем (подвальном) этаже был устроены - сапожный класс под руководством ремесленника Л. И. Богданова и школа-типография, где занятия вел псаломщик Д. В. Некрасов. Здесь обучали  наборному и переплетному делу. Оборудовал сапожную мастерскую и школу типографского дела купец И. Ф. Овчинников.

    В этом этаже также были помещены кухня, хлебопекарня и столовая. Под вестибюлем находилась большая кладовая, разделенная на два отделения. В одном (близком к хлебопекарне) хранились мука и продукты питания, а в другом (рядом с типографией) различные материалы и вещи, нужные для профессионального обучения.

   Вентилируемые отхожие место для приюта и богадельни, с бетонированной выгребной ямой во дворе, были устроены по проекту Н. П. Нечаева.

   Таким образом завершилась постройка дома.

5. ПЕРИОД  С 1907 ДО 1916 года.

   В построенном и заселенном доме Общества жизнь устроилась по заведенному здесь порядку. В 1907 году Председателем Правления Общества был вновь избран свящ. И. К. Лабутин. Старостой церкви стал П. А. Седов, сменивший заболевшего И. Я. Пономарева. В этом же году, вскоре после пасхи, ушел на другое место служения настоятель церкви свящ. П. И. Никольский (скончалась его жена Е. А. Никольская, заведующая школой). На открывшуюся священническую вакансию был определен священник церкви во имя преп. Сергия на станции Райвола (Финляндской ж/д) Сергей Михайлович Попов, ранее служивший в течении семи лет миссионером в Северной Америке. Очевидно, при назначении о. Сергия настоятелем церкви Общества учитывался и его миссионерский опыт. Ведь Общество, согласно уставу, должно было содействовать иноверцам принять православную веру. А осуществлять это, после Царского указа 17 апреля 1906 года о свободе вероисповеданий, стало трудно. В отчетах Правления Общества за 1905, 1906 года сообщалось: "Сектантство после указа 17 апреля растет, дерзновение его усиливается, приезжают заграничные проповедники ... толстовщина, штунда, пашковщина и прочие секты рвут на части тело церкви Христовой ,.."44

    Заграничные проповедники имели при себе большие деньги, а финансовые возможности Общества были весьма ограничены. О положении, сложившемся в 1907 году, сообщается: "Правление не могло мечтать о сохранении миссионерских курсов, воскресных школах, беседах и чтениях, которые находили и заслужили любовь и внимание обывателей столицы. Под руководством вновь оказавшегося на Председательском посту священника И. К. Лабутина, Правление решило обратить свое острое внимание на корень и ствол существования Общества - на усадьбу в слободе "Александрове" с ея приютом, благотворительными и просветительными учреждениями". 45

     Таким образом, прежде чем вновь обратиться к делам внешним, Общество решило привести в порядок свой собственный дом. И в нем, прежде всего, церковь, получившую большое значение в своей округе. Она уже была фактически приходской церковью. Но у нее не было купола над ее центром, да и само церковное помещение требовало расширения. При таких обстоятельствах невольно вспоминался первоначальный проект архитектора Долгополова для церкви. В очередную годовщину освящения церкви писали:

    " Церковь вступила в 5-ю годовщину своего существования. Первоначальным замыслом строителей и основателей Общества, как показывают сохранившиеся чертежи и рисунки, было устроить все здание в виде церкви, возглавляемой большим куполом, наподобие казанского собора в С.-Петербурге, со многими малыми главками, расставленными в разных частях кровли над всем зданием. Хотели создать не домовую церковь, то есть церковь при доме, а величественный снаружи храм с благотворительными при нем учреждениями. Этим объясняется роскошный вестибюль, ведущий в храм и занявший обширное пространство в лучшей центральной части дома. Но Господу Богу не угодно было осуществить грандиозные планы, задуманные совсем не по средствам молодого и бедного общества. Хотя и с широким уставом и не чуждого человеческих страстей суетного честолюбия. И только после долгих лет испытаний благословение Господне снизошло на место, уготованное стать кивотом святыни - домом Божиим. Храм Общества с первого же года своего бытия стал излюбленным местом молитвы окрестного населения. Вся местность стала заметно расстраиваться благодаря возникновению святаго храма. Население возросло численно и появилось много зимников, из-за дороговизны городских квартир поселившихся на ближайшей к храму территории. Уже год спустя храм в праздничные дни не мог вмещать всех молящихся, которые вынуждены были стоять на площадках лестницы и даже в вестибюле. Поэтому в 1905 году при общей достройке дома Правление решило присоединить две комнаты по бокам от входа в церковь к общему помещению храма, проделав в них широкие двери. Получившийся простор, обилие воздуха и света с одной стороны, и внешний порядок и чинность службы - с другой, не перестают привлекать богомольцев по сие время в храм Общества". **

   Однако и то, что было сделано в 1905 году, было временной мерой. Теперь Правление собралось постепенно, поэтапно решать задачи улучшения и украшения своей церкви.

   В 1908, 1909 годах в церкви, над входом в нее были устроены хоры, снабженные винтовой лестницей. В связи с чем, было поднято покрытие над хорами и центральной, продольной частью молитвенного зала. Хоры эти сохранились до настоящего времени.

   В это же время над церковью возвысился "большой купол", упоминаемый в отчете Правления за 1914 год. Очевидно, он был "наподобие казанского собора в С.-Петербурге" - в соответствии с замыслом архитектора Долгополова, продолжавшего осуществлять надзор за постройками в доме Общества. Устроен купол был, как и колокольня, в деревянных конструкциях.47

    Между тем число богомольцев в храме продолжало увеличиваться, сообразно росту населения в поселке - дачников и постоянных жителей. Храм стал тесен для богомольцев и в обычные дни. Необходимо было расширить церковь

   6 августа 1910 года Председатель Правления свящ. Лабутин известил Настоятеля церкви о намерении Правления тот час же после разъезда дачников приступить к капитальному расширению храма и предложил открыть прием пожертвований на это дело. А в сентябре уже начались работы в храме. В стенах, отделяющих внутренний храм от двух смежных комнат, были пробиты широкие проемы, для чего были подведены железные балки, охраняющие прочность потолка. Выемка стен не только увеличила площадь храма, но и дала возможность богомольцам отчетливо видеть и слышать все богослужение из боковых помещений. А перемещение стеклянной перегородки, отделявшей храм от лестницы, вниз, для отделения лестницы от вестибюля, уничтожило духоту и жару в церкви. Работы в храме были окончены начерно к престольному празднику 17 октября. Все члены Общества были приглашены на этот праздник. Утром было совершено молебствие с водоосвящением, после которого весь храм был окроплен св. водой. Затем последовавшую литургию совершали иеромонах Никифор из Троицко-Сергиевсхой пустыни и настоятель храма о. Сергий Попов.48 Этим празднеством собственно было подчеркнуто завершение постройки здания-церкви. В дальнейшие предреволюционные годы здесь возникала необходимость лишь в косметических ремонтах и местных улучшениях. Только в 1914 году потребовался большой ремонт для деревянной колокольни.

    В 1912 году Общество пережило большие потери. 16 января скончался в бедности большой благотворитель Н. А. Андреев. 28 февраля умер вдохновитель его и большой труженик И. К. Лабутин. 2 ноября Общество потеряло своего высокого покровителя Митрополита Антония (который был первым председателем Правления Общества, в бытность свою епископом Выборгским) ...

    Знаменательным для Общества был и 1914 год. В этом году церковь, сооруженная во имя святого преподобно-мученика Андрея Критского обрела новые металлические позолоченные кресты, взамен первоначальных деревянных. В отчете Правления Общества так описывается это событие:

    "14 мая 1914 года Состоялось торжество поднятия новых крестов на храм Общества. На куполах храма были деревянные оцинкованные кресты, потемневшие от времени. Они были заменены железными вызолоченными крестами, пожертвованными неизвестным лицом через старосту церкви П. А. Седова. Всех крестов на здании три. За две недели до поднятия крестов, Правление поручило помощнику старосты, члену Правления П. И. Климову устроить леса кругом главнаго купола и колокольни. Сама колокольня была вновь отремонтирована особою строительною комиссиею, выбранною из членов Правления в составе П. А. Седова, П. И. Климова, П. П. Смирнова, И. О. Овчинникова и свящ. С. М. Попова. Колокольня была вновь перекрашена'. Все работы были окончены к 14 мая".49

   В отчете Правления за 1903 год было указано, что, в это время освящения храма, над ним было установлено два креста: "над алтарем" и "над колокольней" (см. выше). Теперь, в 1914 году, потребовалось поставить три креста. Третий крест необходим был для "главного купола", - поставленного, очевидно, к пятилетию существования храма (см. Примечание, п. 47).

    Ремонт колокольни был связан, очевидно, с заменой ее подгнивших элементов на здоровые. Колокольня не была оштукатурена и потому ее окраска только обновлялась.

 

6. ПЕРИОД ПОСЛЕ 1917 года.

     После февральской революции 1917 года Общество ревнителей Веры и Милосердия перестало существовать - было закрыто как монархическое и реакционное. Старушки, оставшиеся без призрения, разбрелись и богадельня тоже закрылась. Школа продолжала учить поселковых детей. Преподавался в ней до конца 1920-х годов и Закон Божий. Церковь изменила свой официальный статус - была зарегистрирована как приходская. Церковное помещение и имущество было передано приходскому совету. В феврале 1923 года собранием прихожан был избран "председатель прихода" - И. Н. Шишкович. Настоятелем храма святого преподобномученика Андрея Критского стал о. Сергий (Дружинин), архимандрит Троице-Сергиевсой пустыни. Он и жил здесь, при церкви. Диаконом был Дмитрий Катышев. Налоги, которые приходилось платить церкви, все время возрастали, стали непосильны и в 1929 году была закрыта и церковь. В доме был устроен поселковый клуб.50

    В 1941 году война ворвалась в поселок, оказавшийся вблизи от установившейся линии фронта. Во время боев, бывших во время снятия блокады, снарядом была снесена колокольня над зданием, которую немцы использовали как наблюдательный пункт. В последовавшее мирное время колокольню не стали восстанавливать.

    В 1960-х годах, назначенное для Дома Культуры, здание капитально ремонтировалось по проекту института "Гипрокино". При этом были заменены кровля, стропила, перекрытия. С дворовой стороны к зданию был пристроен новый корпус с кинозалом. Чертежи указанной перестройки не сохранились. В Центральном Государственном Архиве Научно-Технической Документации (ЦГАН-ТД) они так же отсутствуют.

    В середине минувшего десятилетия в здание вернулась церковь Андрея Критского. В 1995 году настоятелем ее о. Валерием Евгеньевичем Швецовым была отслужена первая, после долгого вынужденного перерыва, литургия. Были восстановилены и благотворительные традиции церкви, обращенные к пожилым женщинам и детям. Решаются задачи реставрации дома и церкви, которая вновь должна обрести свою колокольню.

Написал:                                              А. П. АСПИДОВ

      

ПРИЛОЖЕНИЕ

  1. Лавры, монастыри и храмы на св. Руси. Санкт- Петербургская епархия. СПб. 1909 г.
  2. Н. М. Коняев, Талант к православию. Приходская жизнь. СПб, 2003 г.
  3. В этот день император Александр III после летнего крымского отдыха вместе со всем своим семейством возвращался в столицу. У станции Борки, что под Харьковом, перегруженный и мчавшийся с большой скоростью поезд сошел с рельс. Вагоны, сброшенные с высокой насыпи, громоздились друг на друга. Царская семья в это время находилась в вагоне-столовой. Крыша должна была рухнуть на обедающих, но Александр, обладавший богатырским сложением и неимоверной силой (гнул руками подковы и пятаки), сумел удержать ее на своих плечах и спасти, таким образом, свою семью.
  4. Доклад по делу о постройке дома на земле, пожертвованной Обществу Веры и Милосердия О. Ф. Андреевой, близь ст. Сергиево Балт. ж. д. СПб. 1899 г. с.36.
  5. Там же. с.5. Документ в пересказе В. Д. Попова.
  6. Имеется в виду покушение на цесаревича Николая Александровича (впоследствии Николая II) во время его путешествия по странам Востока.
  7. Княгиня А. А. Оболенская дала свое согласие на такое название устраиваемой улицы и благодарила "за добрую память о покойном моем муже князе Владимире Сергеевиче". (ЦГИА СПб, Ф256, Оп.19, д.27, л.23). Нынешнее название этой улицы - "улица Ленина".
  8. Часовня эта была проектирована и построена архитектором М. М. Долгополовым в 1902 - 1903 годах, в память события 29 Апреля 1891 года в Японии (см. примеч. п. 6). Является копией другой часовни, - сделанной тем же архитектором в Абастумане; в память об умершем здесь великом князе Георгии Александровиче, брате Николая II.
  9. ЦГИА СПб, Ф256, Оп.19, д.27, лл.8-10.

10.Там же, л.1.

11. ЦГИА СПб, Ф256, Оп.18, д.176, л.1.

12. Там же, л.З.

13. Там же, л.4.

14. Там же, лл.5,6.

15. Там же, лл. 14об. - 20.

16. Там же, л.4.

17. Там же, л. 13.

18; Доклад по делу о постройке дома на земле,

пожертвованной Обществу Веры и Милосердия, с.7.

19. Там  же, сс.8,9.

20. Там  же, сс.7,8.

21. Там же, сс.12,13.

22. Там же, сс. 16,19.26,27.

23. Там же, сс.24,25.

24. Отчет о деятельности Православного благотворительного общества ревнителей Веры и Милосердия за 1894 г. СПб, 1895, сс.8,9,10.

25. Архимандрит Питирим - Ректор СПб духовной семинарии и Председатель Правления Общества-ревнителей Веры и Милосердия до 1894 г.

26. Доклад по делу о постройке дома на земле, пожертвованной Обществу Веры и Милосердия, сс.31,32.

27. Там же, сс.36,37.

28. Там же, сс.50,51. Г. В. Егоров вновь был избран членом Правления на экстренном общем собрании Общества в январе 1898 года (там же с.38).

29. Там же, сс.53,54.

30. Отчет о деятельности Православного благотворительного общества ревнителей Веры и Милосердия за 1900 г. СПб,

1901, сс.19.

31. Там  же, сс.20,21.

32. Там же, сс.12.

33. Первая запись в шнуровой книге была сделана о. Иоанном Ильичем Сергиевым (Кронштадтским): "Полагаю начало пожертвованиям на сооружение храма Общества ревнителей Веры и Милосердия (100руб.) и с тем вместе призываю благословение Божие на это святое дело, призывая русских добрых людей откликнуться своим ему сочувствием и жертвами".

34. Отчет о деятельности Православного благотворительного общества ревнителей Веры и Милосердия за 1901 г. СПб,

1902, с.52.

35. Там же, сс.53,54,55.

36. Отчет о деятельности Православного благотворительного общества ревнителей Веры и Милосердия за    1902 г. СПб,

1903, сс. 15,16.

37. Остекленная поверхность часовни чудом уцелела, когда в июле 1902 года неподалеку взорвалась бомба, убившая министра внутренних дел В. К. Плеве. При этом были выбиты от удара воздуха стекла в окнах ближайших домов и стекла в находящемся за иконой вокзала. Несколько дней массы народа проходили и стояли перед чудотворной иконой.

38. Отчет о деятельности Православного благотворительного общества ревнителей Веры и Милосердия за 1903 г. СПб, 1905, с.4.

39. Там же cc.ll,12.

40. Там же сс. 13,14.

41. Там же сс.16,18.

42. Отчет о деятельности Православного благотворительного общества ревнителей Веры и Милосердия за 1904 г. СПб, 1904, сс.9,10.

43. Отчет о деятельности Православного благотворительного общества ревнителей Веры и Милосердия за 1905 г. СПб, 1906, сс.32,33.

44. Там же с.18.

45. Отчет о деятельности Православного'благотворительного общества ревнителей Веры и Милосердия за 1907 г. СПб, 1908, с.З.

46. Там же с.22.

47. Отчеты Правления Общества за 1908,1909 года отсутствуют. Но так как в другие отчетные годы (1901 - 1907,1910 - 1914) постройка хоров и купола не показаны, то можно утверждать, что они были сооружены в указанные нами годы. В отчетах Правления Общества все произведенные постройки указывались.

48. Отчет о деятельности Православного благотворительного общества ревнителей Веры и Милосердия за 1910 г. СПб, 1912, с.16.

49. Отчет о деятельности Православного благотворительного общества ревнителей Веры и Милосердия за 1914 г. СПб, 1916, с.7.

50. Н. М. Коняев, Талант к православию. Приходская жизнь.

СПб, 2003 г., сс.26,27.